Юлия Кузнецова. Где папа?

Школьница Лиза Макарова комплексует из-за лишнего веса, внешности, которая кажется ей некрасивой, и проблем во взаимоотношениях с одноклассниками. У нее нет особых интересов и увлечений. Она одинока, замкнута и держит все в себе – эдакий «человек в футляре». Сверстники обидно высмеивают ее и даже дали кличку «Немая». Лизе хорошо и безопасно только дома – там, где есть семья, и, главное, ее любимый папа, детский писатель и лучший друг. Он всегда поддержит дочку и даст нужный совет.

Однажды все изменилось – отца Лизы арестовали, обвинив в экономическом преступлении, и посадили в тюрьму. Девочка остается наедине со своими переживаниями. Ее мир рухнул в одночасье. Никому нет до нее дела. Все заняты своей жизнью – мама сосредоточена теперь на том, как помочь мужу, постоянно мотаясь к нему с передачами, а старшая сестра проводит много времени с женихом. Лиза же сама по себе.

Удастся ли девочке справиться с этим сложнейшим испытанием?  Найдет ли она силы, чтобы выстоять и преодолеть отчаяние? Увидит ли свет в конце темного-темного туннеля? Научится ли смотреть в будущее с надеждой и оптимизмом?

Эта книга в некотором смысле уникальна, поскольку затрагивает вопросы, которые в обществе не принято обсуждать открыто: как живут и что чувствуют родные и близкие тех людей, кто осужден за преступления и находится в местах лишения свободы. 

ЦИТАТЫ:

∨ Родители вообще иногда иностранцы. Некоторые вещи им вообще невозможно объяснить. Вот как иностранцы не понимают «загадочную русскую душу», так и родители – нашу. 

∨ Вот забавно – мир может рухнуть, треснуть, а родители будут прежде всего волноваться за тебя, все ли в порядке лично у тебя. Подумаешь, треснул мир, но ты-то, ты, суп до конца доела? А подштанники надела? 

∨ Вдруг понимаю – я вон какая выросла дылда. Огромная, несуразная, как лошадь. А бабушка стала маленькой, сухонькой, как мотылек. Если я захочу – я легко могу ее приподнять. А все равно получается – она хоть и слабенькая на вид, внутри сильная, и даже такую лошадь может легко утешить. 

∨ За мной приходила мама, долго и громко ругала меня за то, что я сижу на ледяном камне и таскать по врачам меня ей, а не кому-то еще, но я была счастлива. Пусть ругается, даже при всех, но только пусть будет рядом, пусть заберет скорее домой.